Час назад узнал, что не стало Никиты Сергеевича Хрущева - младшего. Хорошего, доброго человека.
Дата: 2007-02-22 20:15
Комментарии: (0)   Рейтинги:
Средняя оценка участников (от 1 до 10): 0   
Проголосовавших: 0


Никита Хрущев: «В политику меня не тянет»

Никита Хрущев: «В политику меня не тянет»

Час назад узнал, что не стало Никиты Сергеевича Хрущева - младшего. Хорошего, доброго человека.

Это интервью было сделано для “Московских новостей”, для рубрики “РОДСТВЕННИКИ” в 2002 году. Потом рубрику похерили, вскоре и саму газету продали, а затем и убили. А теперь вот и Никиту убили. Уволили его из газеты, без которой он себя не мыслил.

Отчасти собеседник выбран из обычной журналистской лени. Чего проще – взять интервью у человека, который сидит с тобой за соседним столом. Впрочем, было еще одно основание для этого интервью. Ведь моего коллегу зовут так же, как его знаменитого деда – Никита Сергеевич Хрущев.

— Никита, ты 1959 года рождения, так что у тебя было пять лет, чтобы понять, что семья ваша отличается от обычных советских семей. Когда ты понял, чей ты внук?
— То, что семья отличается, это было видно невооруженным глазом. Но понял я все, уже учась в школе, после отставки деда. До этого я ходил в детский сад, он был почти обычным. Дед иногда меня подвозил туда на своей большой машине.

— На казенном транспорте?
— Да. Собственных машин не было, хотя возможности купить их были. Однако дед по идеологическим соображениям запрещал иметь любую собственность. Ни собственных дач, ни частных машин. Считалось, что это буржуазные пережитки. Он был очень недоволен, когда автомобиль купил Алексей Иванович Аджубей и когда мой отец стал ездить на подаренном Насером «Фиате». Но потом смирился.

— А в школе как учился? Как дедов внук или как обычный ученик?
— Директор нашей 31-й школы Григорий Иванович Суворов вел правильную политику. Школа была в районе Тверского бульвара, где были и страшнейшие коммуналки и, как тогда говорили, «господские дома». Но если уж ты живешь в этом районе – учись в своей районной школе. Так что у нас в классе дети из коммуналок, где жило по десять семей, учились вместе с внучкой тогдашнего Председателя Президиума Верховного Совета РСФСР Яснова.

— Перемену отношения к себе после отставки деда ты не почувствовал?
— Я не знал, каким это отношение было до отставки. Впрочем, в школе старшие ребята иногда расспрашивали о чем-то, а бывало, что и издевались. «Что, — спрашивали, — дед до сих пор кукурузу растит?». Некоторые учителя, особенно старшего поколения, расспрашивали о здоровье деда, бабушки.

— Ты сказал, что дед завозил тебя в детский сад. Вы что, жили вместе?
— Мы все жили вместе. Квартира у нас появилась только в 1963 году, перед отставкой деда. Жили и на даче, кстати, там, где сейчас живёт Борис Николаевич Ельцин. Это Горки-10, дом 9, она же Девятая дача.  А в основном - на Ленинских горах, в доме сорок. Там жили все вместе, и Рада Никитична с мужем, и мы.

— Какие-то разговоры об отставке ты с дедом вёл?
— Надо сказать, что он не любил с детьми и внуками говорить об этом. Предпочитал говорить на другие темы. Помню, мы пошли на речку, и я увидел у него на плече тёмное пятно, которое выступало из-под кожи. Я спросил, что это, и дед рассказал, что когда он работал слесарем на шахте в Донбассе, его придавило породой, и кусок угля попал под кожу. Он так врос, что его никто не стал вынимать. Ещё любил рассказывать, как лучше выращивать огурцы и помидоры. Он после отставки увлёкся гидропоникой, проводил трубки с питательными растворами к грядкам. Вспомнил свое слесарное прошлое, попросил, чтобы ему привезли трубы, гнул их, скручивал, привлекая некоторых молодых родственников. В частности, моему старшему двоюродному брату Юрию доверялось возиться с трубами. Мне, как младшему, поручалось взвешивать разные вещества, перемешивать их в баке, а затем поливать грядки.

— Эта дача была тоже государственная?
— Конечно, своих ведь не было. Через две недели после смерти деда нас с нее «попросили». Впрочем, через короткое время после этого дом сгорел дотла. Сейчас на этом месте какой-то пансионат. Бабушке дали полдома в Жуковке. 

— А квартира у нее была?
— Квартиру в Староконюшенном переулке дали сразу же после того, как мы выехали из резиденции на Ленинских горах, но дед там был всего несколько раз. Приезжал туда на выборы, голосовал и опять уезжал на дачу.

— Он всерьез относился к советским выборам?
— Конечно, он считал, что это нужно, необходимо выполнить свой долг. Вообще, он всегда и во всем оставался идейным коммунистом. Не понимал, когда кто-то из родственников хотел купить собственную дачу или автомобиль.

— Если дед был бы жив, вступил бы он в какую-либо партию? Вообще, ты можешь представить себе деда членом КПРФ?
— Думаю, что нет. А что касается КПРФ – ее неосталинистская идеология была бы однозначно ему неприемлема.

— Те десять лет, которые Никита Сергеевич руководил страной, вместили очень много. Первый спутник, первый человек в космосе, разоблачение культа личности… И в то же время, про него больше, чем про кого-либо из советских вождей, рассказывали анекдотов. Кстати, до него эти анекдоты доходили?
— Может быть, анекдоты и появились, потому что жизнь изменилась, можно было и пошутить. Анекдоты про себя он, конечно, знал. Что-то узнал уже после отставки, он любил уходить за территорию дачи и общаться с народом. Ходил в ближайшие санатории, да и на колхозные поля заглядывал. Естественно, иногда он слышал и не очень приятные реплики. Может быть, именно это общение и подтолкнуло его сделать тон своих мемуаров именно таким, не парадным, а живым.

— После школы ты поступил в МГУ. Проблем не было?
— Я хотел поступить на биофак, но провалил математику. Честно говоря, я эту науку до сих пор не понимаю. Мне посоветовали поступать на факультет психологии с тем, чтобы потом перевестись на биофак. Я поступил, но переводиться не стал. Втянулся.

— Психология – наука общественная.
— Я это сразу почувствовал. Относились ко мне там некоторые преподаватели по общественным предметам, скажем так, предвзято. Даже задавали на экзаменах вопросы, которые в программу не входили. Вроде того: «А что Сталин говорил на семнадцатом съезде о политэкономии социализма?». 

— В МГУ и тогда сталинистов хватало?
— Там их во все времена было больше, чем достаточно. И сейчас тоже, разве что дисциплины общественные теперь по-другому называются, но преподают их те же люди. 
— Бог с ними, самое главное, что университет все-таки закончил.
— Не без приключений. Поскольку документы мои таинственным образом исчезли в день распределения. Так что я не попал в Институт гражданской авиации, куда был распределен. Предложили мне пойти инженером по технике безопасности на завод «Хлорпластмасс» в Клин. Я отказался. В другом месте мне сказали, что у них работа связана с обучением, и присутствие сотрудника с такой фамилией нежелательно. В общем, в конце концов, с десятой попытки я нашел работу.

— Но почему, ведь ты же не Троцкого внук, а Хрущева? Чего же они боялись?
— Скорее всего, просто перестраховывались. Наверное, думали: «А не будет ли чего за то, что мы помогаем этой семье? Не выйдет ли мне это боком?».

— Бабушка Нина Петровна соседствовала с Молотовым по даче в Жуковке. А дед с ним не встречался после отставки?
— Нет, насколько я знаю. Разве что в больнице, и то вряд ли, поскольку дед туда попадал с инфарктами, а у Вячеслава Михайловича здоровье было хорошее, не зря он до девяноста шести лет дожил. Там в поселке были интересные казусы, поскольку внутри заборов не было, а люди жили разные. Например, вдова Николая Вознесенского (бывшего председателя Госплана, расстрелянного по «ленинградскому делу») Мария Андреевна жила на даче номер девятнадцать, а на даче номер восемнадцать жил Молотов, который приложил руку к гибели ее мужа. 

— Каганович, было дело, по физиономии получал от бывших зеков.
— Нет, с Молотовым до этого не доходило, но Мария Андреевна часто возмущалась, почему она должна жить рядом с этим человеком. 

— Тебе нравится памятник работы Эрнста Неизвестного на могиле деда?
— Нравится, только не надо толковать его так, как многие экскурсоводы – белое, черное, золотая голова... Сам Эрнст Иосифович на мой вопрос о том, что должен символизировать памятник, только пожал плечами и сказал, что это его секрет.

— Хрущев единственный руководитель СССР, похороненный не у Кремлевской стены.
— И очень хорошо. Мы хоть можем прийти, постоять около могилы, положить цветы. И не только мы. Люди приходят, ставят свечки, кладут крестики, после Пасхи там яйца, куличи накрошенные. Как-то пришел на могилу – это было в 1994 году, вскоре после столетия деда – вижу венок, перевитый зеленой лентой, с надписью серебром. Написано вроде бы русскими буквами, но ничего понять не могу, кроме фамилии. Служители говорят: были какие-то люди в папахах, один с геройской звездой. Тут до меня дошло. Позвонил Эсамбаеву – вы были, Махмуд Алисултанович?
- Был, - отвечает.
- А с вами кто приходил?
- Один высокий представитель руководства Чечни. Для нас, чеченцев, Никита, твой дед – особый человек.

— Вряд-ли их пустили бы с венком к Кремлевской стене. И звезда Героя не помогла бы.
— От калмыков тоже корзина цветов была. Репрессированные деду благодарны. Мне рассказывали, что в религиозных калмыцких семьях маленькая фигурка Будды соседствует с портретом деда.

— Как ты в журналистике оказался?
— Мы с товарищем по работе хотели создать информационную структуру для Съезда народных депутатов СССР.  Потом был путч, а потом я оказался в «Московских новостях», начал заниматься тем, что сейчас называется «служба досье». Потом оказалось, что это очень важно и нужно. 

— Тебя в политику никогда не тянуло? Пример молотовского внука Вячеслава Никонова не привлекает?
— По серьезному – нет. Желания стать политическим деятелем не возникало. Никонова привлек в свое время Бакатин, а меня в политику никто не пытался втянуть. Вообще, у нас в семье как-то не принята публичность. Отца фактически выбросили с работы в 1968-м году, мама работала и до сих пор работает в закрытом учреждении. Как-то ко мне на одном мероприятии подвалили амбалистые ребята с предложением возглавить партию. Делать ничего не надо, они будут «деньги качать», а иногда и мне «отстегивать». Я поблагодарил и отказался. Амбалы расстроились. «Зря ты, - говорят, - Вот Андрюха Брежнев живет припеваючи, чего ты не хочешь?»

— После октября 1964 досталось всем родственникам Никиты Сергеевича?
— Достаточно вспомнить историю, которая произошла с Аджубеем. Алексей Иванович написал сценарий какого-то научно-популярного фильма, естественно под чужой фамилией. Озвучивать один из фрагментов должен был известный артист, который неожиданно заболел и потерял голос. Сроки поджимали и Аджубей, который в свое время закончил школу-студию МХАТ, сам начитал текст. Все получилось, вот только на прием фильма в Госкино приехал Суслов, который узнал голос бывшего главного редактора «Известий». Нет, - сказал «серый кардинал», - в таком виде фильм не пойдет. Пришлось переозвучивать. 

— Твой отец принял американское гражданство. Традиция какая-то. Светлана Аллилуева, Сергей Хрущев...
— У отца это, скорее всего, произошло из-за того, что он оказался здесь не у дел. Их институт с распадом СССР тоже начал разваливаться, а кроме того он хотел подготовить к выпуску дедовы мемуары. Он принял, но я-то здесь и никакого гражданства, кроме российского, иметь не собираюсь, хотя решение отца мне в России иногда выходит боком. Возможно, он таким способом решил ощутить себя полностью свободным. Почему уехала Аллилуева, не знаю. Думаю, что из детей нынешних вождей не уедет никто.

— Кстати, а с потомками новых российских руководителей приходилось встречаться?
— Как-то Наина Иосифовна через общих знакомых попросила поговорить с Борисом Ельциным - младшим, рассказать, как жить внуку бывшего руководителя страны.

— Ну и как, рассказал?
— Пока нет. Встретимся – расскажу. Да тут в общем и рассказывать нечего. Нужно просто нормально жить, не выпендриваться, не давать людям повода плохо о тебе думать. В конце концов, не твоя заслуга в том, что твой отец или дед был большим человеком. Надо понять, что это была его работа, его просто уполномочили эту работу делать.

 

Рекламные ссылки:
 
Комментарии отсутствуют
Блоги / Блог им. Manager:

Новое на сайте:

Моя реальность / Хочется жить комфортно
2010-09-15

Новости / О проекте
2010-09-08

Помощь / Ни одно доброе дело не должно остаться незамече...
2010-05-07

Страна / Бывает, что варвары занимают в империи ключевые...
2008-12-26

Думаем / Буду думать и скучать
2008-11-28



Рекомендуем:

Страница создана за 0.043 секунды